post-modernisme, pseudo-féminisme

Парадокс #Meetoo. Метафора токсичной маскулинности.

Яна Гриншпун

Вы слышали о токсичной маскулинности? Меня вот информировало местное ЧК Партии Metoo, вызвав на личную беседу. Сказали, что отстаю в идеологическом развитии. Ну, как всегда.  Предложили пересмотреть свои ошибочные взгляды на доминантный сисгетеропатриархат и антропологически неверные буржуазно правые концепции. Я пообещала поинтересоваться.

 Вот результаты. Токсичная маскулинность при поиске в Google  на французском дает 129 000 результатов. Первая статья – из женского журнала Grazia.  Журнал предлагает статью о « токсичной маскулинности », в которой утверждается, что это понятие « разрушает жизнь не только женщин, но и мужчин ».

Предлагается научное определение. Вот, цитирую.  Данная научная концепция определяется как « совокупность социально регрессивных мужских черт на службе доминирования, обесценивания женщин, гомофобии и беспричинного насилия », Ссылка на исследование (всегда есть исследование или исследования, вдохновляющие постмодернистский деконструктивный бред), токсичная маскулинность, как утверждается, была установлена … мужчиной …., что сразу же делает  данное высказывание неоспоримой  концепцией, аксиомой феминистской науки, основополагающим фундаментом рационального анализа.

Вы уже поняли, что, когда мужчина говорит, что мужчины токсичны, когда еврей говорит, что сионисты – нацисты, и когда псих утверждает, что умственные заболевания есть выдумка докторов — это обязательно правда, неподвергаемая никакому сомнению.

Образец нео- феминистоидного дубового языка (я не говорю « феминистского », с одной стороны, из уважения к великим деятельницам универсалистской феминистской борьбы, а с другой, потому что феминизм уже давно выиграл все свои битвы на Западе и поэтому является анахронизмом), эта статья прибегает к классическим пропагандистским процедурам для умственно отсталых читателей данного журнала и потребителей данной пропаганды вообще.

Для тех, кто наивно думает, что этот концепт заменил старый добрый немного испанизированный классический термин « мачо » (тот факт, что испанцы не подали на нас в суд за лингвистическое присвоение, можно объяснить только их средиземноморской ленью), позвольте мне объяснить.  Это не одно и то же.

Мачо- это мужчина-супрематист, судя по сопределению всяких  словарей, с мускулами или там с супермозгами, который думает, что бабы дуры.

А вот токсичная маскулинность – это противоположность « здоровой маскулинности », которая, как объясняет некая докторесса философии в области маскулинности в диссертации  под названием:

Между « токсичной маскулинностью » и новой современной маскулинностью: множественное переопределение маскулинности через призму отношения СМИ к движению “MeToo » (инклюзивное движение стремится преобразовать общество через воспитание здоровой маскулинности »)

Язык советской бюрократии отдыхает. Митуистки изобрели свой жаргон, бесподобный по своей ненависти к роду мужскому и языковой топорности.

Они, как наш старый знакомый Шалтай-Болтай используют слова так как им хочется..  Если вы спросите их, что они подразумевают под этой тарабарщиной, они ответят вам, что слова « означают именно то, что мне нравится… не больше, не меньше ».

Поэтому мужчина обязательно плох, токсичен, вреден для женщины, подлежит перевоспитанию, деконструкции и вообще его пора уничтожить, как особь, как утверждает член(ша) мэрии Парижа, Алис Кофэн в своём шедевре « Лесбийский гений ». Слабонервным не читать.

Я-то со своим бэкграундом не обладаю такими великими познаниями в тонкостях зловещей этой маскулинности.  В моей-то буржуазной сисгетеронормативной  культурке всё  иначе.  Позвольте уж изложить. Согласно еврейской традиции (да да они, то есть мы, везде и повсюду, уж так вышло, извините. Или не извиняйте. Дело хозяйское), которая, несмотря на еврейство, содержит в себе принципы универсализма: мужчина дополняет женщину (так же, как и она дополняет его). (Пере)читайте книгу Бытия! Если вы не в дружбе с божьим языком, желательно в хорошем переводе. Где первое употребление слова man правильно переведено как « человек ».  Ну, который и женщина, и мужчина.

Не хотите книгу Бытия читать?  Могу предложить книгу актрисы порно, Брижит Лахи, почему-то ненавидимую митуистками : « Мужчины , я вас люблю! ». Предлагаю перевод:

« Я обязана вам своей интуицией, своим воображением, своей серьезностью, но больше всего вы дали мне любовь к мужчинам, понимание мужской чувствительности. Мы, женщины, слишком часто думаем, что мужчина создан таким же, как мы, мы ожидаем от него такого же сочувствия, как у нашей матери. Благодаря тебе я научилась любить мужчин такими, какие они есть. Благодаря вам я смогла стать той женщиной, которой хотела быть. Благодаря вам каждый день мужчины могут лучше любить своих жен, женщин, которые принимают и любят их такими, какие они есть: мужчинами. Когда люди спрашивают меня, в чем заключается моя работа, мне нравится отвечать: « Я акушерка. Я тот, кто зажигает свет в эмоциональном беспорядке другого. Сегодня многие мужчины не знают, на каком этапе отношений они находятся. Слишком мачо, слишком мужественные или слишком чувствительные, они считают, что женщины все равно никогда не будут счастливы. Мужчины, когда их принимают такими, какие они есть, становятся прекрасными спутниками жизни ».

Этот переход от сакрального (Книга Бытия) к порнографическому автору может вызвать удивление, но на самом деле последняя очень сильно перекликается с первым.

Да, если бы только чекистки из Metoo знали еврейский анекдот:

« Что такое еврейский отец? -Нормальная мать »….

Маскулинность так плоха, мы видели, как они демаскулинизируют науку и мозг (Университет в Монпелье устроил огромный конгресс где приглашённые фемины вопрошают друг дружку, как же им науки очистить от присутствия мужского пола. Один швейцарский « учёный » написал книгу о необходимости демаскулинизирования мужского мозга.  Интересно,когда же будет рассматриваться лоботомия?

Вы понимаете теперь что маскулинность и токсичность — это почти плеоназм в словах этих дам, но я попытаюсь дать историко-лингвистическое-психоаналитическое объяснение. В конце концов, мы находимся на междисциплинарном перекрестке.

Метафора токсичности

Так что же такое токсичность, о которой говорят эти « исследования »? Прежде всего, отметим, что « концепт » « токсичная женственность » не существует (выражение существует, но оно не изучалось «наукой»). Реальность показывает, что токсичные женщины существуют. И если мы приложим усилия для его определения, то вполне можем предложить следующее

« Совокупность социально регрессивных женских черт на службе раздражения, обесценивания мужчин, андрофобии и беспричинного насилия над личностью »

Токсичная маскулинность – это метафора (любимая фигура очень литературных демаскулинистов.  Ведь весь этот бред вышел из отделений литературы, где безграмотные в методологическом анализе профессора литературы объявили себя философами без всякого на то основания), несущая идею отравления. Маскулинность, сущность человека, объявляется ядовитой. Это прилагательное также можно встретить в пара-научной литературе, говорящей о « токсичных » личностях, т.е. манипуляторах, нарциссах, извращенцах и т.д., которые действуют « плохо » на других. Мы можем искать критерии токсичности, но мы их не найдем. Потому что это вопрос субъективного восприятия. Но вот в чем принципиальная разница: токсичные люди могут быть двух полов, простите, пятидесяти, согласно рекомендациям комиссарш по гендерным вопросам, но токсичная мужественность объявлена прерогативой исключительно мужчин.

Но вот проблема: мужественность и женственность – это психические сущности.  Это не пол, а свойство душевного склада.

Однако в обиходе это обвинение в адрес ВСЕХ мужчин. В этом и заключается сила стереотипа: поведение нескольких человек проецируется на всю группу.

Существуют также проекции и фантазии.

Вспомните обвинение евреев, отравлявших колодцы в средние века. Образ еврея долгое время ассоциировался в европейском бессознательном с образом отравителя. Еврей травит колодцы, а мужик травит женщин. Отсюда семантическое поле « еврейский яд » и, соответствено, маскулинная токсичность. Риторика одинакова.

Для теоретиков  » маскулинность » связана с патриархатом (они путают все: социальный порядок, психический порядок, пол, гендер, мужчина, женщина, для них все конструируется словоблудием и прочими языковыми перформативами, реальность не существует). Итак, патриархат – это тип общественного устройства, который больше не существует на Западе.  Возможно, в Афганистане. Тогда как мужественность (маскулинность)- это набор свойств или черт, приписываемых мужчине в данном обществе. Мужественность (маскулинность)- это не мужчина с мужским половым органом (да, да женщина может быть наделена мужественностью, это вполне возможно).

Патриархат  психического толка связан с отцом, если мы говорим о психике, скорее с фигурой символического отца. Символический закон был создан для западной культуры иудаизмом. Именно праотец Моисей получает Скрижали Закона. И именно Закон становится объектом непреходящей ненависти. Психоаналитики Белла Грумберже и Жанин Шассеге-Смиргель назвали феминистскую пропаганду «вселенной оспаривания» (univers contestationnaire).  Для неофеминисток речь всегда идет об убийстве отца (символического еврея).

Принцип оспаривания психического строя заключается в нападении на этические рамки иудео-христианской культуры. Оспаривание традиций не всегда является шагом к прогрессу, как это было случае с критикой клерикализма и основ социального патриархата, которая да была истинным прогрессом для человечества. Оспаривание символического закона лежит в основе разрушения принадлежности к генеалогии, к психическим основам личности.

Современный мир отличается именно тем, что Александр Митчерлих назвал « обществом без отца ».  Отец – это не просто биологический прародитель, это тот, кто помогает экзистенциальной разлуке между матерью и ребенком, это тот, кто воплощает авторитет (не власть или господство). Авторитет ограничивает власть. Авторитет отца может ограничить власть ребенка. (Проблема многих неполных семей заключается именно в отсутствии авторитетной фигуры). Фигура символического отца необходима антропологически для половой дифференциации, без которой нет общества, без которой оно обречено на разрушение.

Парадокс метафоры Meetoo

Если закон символичен, инквизиторский феминизм не символичен, их отношение к миру и к закону буквально, именно ненавистный мужчина во плоти воплощает его, а не совокупност психических черт свойственных мужественности. И в этом заключается парадокс этого движения. Они воспринимают все буквально, употребляя метафоры. Символическую фигуру отца воплощает реальный мужчина. Отсюда и призыв к демаскулинизации, появление пропаганды ненависти к мужской части человечества.

Демаскулинизация и символическое убийство

Подобно призыву итальянских фашистов « деиудаизировать язык », « деиудаизировать катастрофу », « деиудаизировать христианство », призыв к демаскулинизации (избавлению от токсичной маскулинности) заключается в избавлении от мужской сущности, от антропологической и экзистенциальной альтернативы бытия. Это настоящее разжигание ненависти, своего рода символическое убийство мужчин, субсидируемое университетами, издательствами, производственными и дистрибьюторскими компаниями, которые зарабатывают на пропаганде тотальной деконструкции. Можете ли вы представить, что бы произошло, если бы академические конференции проводились на тему деиудаизации академического мира? Я не вижу разницы с демаскулинизацией. И никто особо не протестует, вот что самое удивительное. А те кто протестует, объявляется фашиствующей реакционной силой, подлежащей наказанию. Brave new world это пещерный мир целомудренных мегер.

Votre commentaire

Entrez vos coordonnées ci-dessous ou cliquez sur une icône pour vous connecter:

Logo WordPress.com

Vous commentez à l’aide de votre compte WordPress.com. Déconnexion /  Changer )

Photo Google

Vous commentez à l’aide de votre compte Google. Déconnexion /  Changer )

Image Twitter

Vous commentez à l’aide de votre compte Twitter. Déconnexion /  Changer )

Photo Facebook

Vous commentez à l’aide de votre compte Facebook. Déconnexion /  Changer )

Connexion à %s